Ромны, Ромен, Ромни

  • -
  • =
  • +
  • default color
  • red color
  • green color
Роменский герб

 

 

 

 

 

Ромны

 

Главная >> Информация >> Новости >> Торричеллиева пустота

Торричеллиева пустота

Печать E-mail
Опубликовано: 14.07.2009 г.
Ющенко в ПустовойтовкеНакануне Дня архитектора в Интернете появился Указ Президента «О присуждении Государственных премий Украины в области архитектуры 2009 года». На Сумщине его ожидали с особым нетерпением, ведь в списке соискателей значились и авторы восстановления Свято-Троицкого  храма в селе Пустовойтовка, более известного  как «церковь Калнышевского», последнего кошевого Запорожской Сечи. В позитивном решении Комитета  по госпремиям  мало кто сомневался, ведь  инициатива  возрождения храма исходила от самого Виктора Ющенко, ведущего, как утверждают,  свой род от легендарного кошевого. Однако пустовойтовский храм премией обошли. Мало того, впервые в истории Государственных премий Украины соискатели из Сумского региона  не получили ни единого бала. В архитектурной среде случившееся расценивают, как грандиозный скандал.

«Як нова копійка!»

Чтобы понять, почему так оконфузилась область, нужно хотя бы вкратце напомнить историю храма. Он был построен на средства Петра Калнышевского в 1773 г. В советское времена  доски храма пошли на строительство клуба, а то, что осталось от церкви использовали как склад. В 2001 году внимание на то время премьер-министра Виктора Ющенко к храму привлек (не удивляйтесь) губернатор Сумщины Владимир Щербань. С благословения епископа Сумского и Ахтырского Иова Виктор Ющенко, министр обороны Александр Кузьмук и Владимир Щербань тогда же установили в Пустовойтовке памятный знак (ныне бесследно исчезнувший)  в честь начала восстановления Свято-Троицкого храма. Однако возрождать церковь Калнышевского, вокруг которой стали расти другие культовые и  мемориальные объекты, объединенные позже в историко-культурный заповедник «Посулля», начали только в 2005 году.

Сохранившиеся до начала  строительства автентичные элементы прежней церкви, которых в XVIII веке бережно касалась рука боровшегося за независимость Украины кошевого, а 228 лет спустя рука Президента уже независимой  страны уничтожили. Говорят, трехсотлетние бревна храма пошли на костры для шашлыков. Но это был не единственное потрясение, которое испытали  историки и краеведы. «Рядом с Троицким храмом находились два уникальных  археологических памятника: поселение, относящееся к периоду до нашей эры и поселение ранней козацкой поры, — рассказывает редактор научного журнала по истории и культуре Украины «Сумська старовина»  Виктор Звагельский. – Они могли бы вместе с церковью стать элементами заповедника «Посулля», но эту, примыкающую к храму  территорию «для удобства туристов» залили бетоном. Что же до самого храма, то он, как мемориальный памятник истории и архитектуры, был просто уничтожен, вместо него возвели копию не имеющую  никакой исторической, археологической и даже эстетической ценности. Нынешние зеленые купола – нонсенс, их не могло быть в XVIII веке. Да и при проектировании этого новодела, другого слова найти не могу,  были допущены грубые отклонения от  первоначального вида храма. Не могу понять, почему проектанты не захотели воспользоваться детальными чертежами и зарисовками церкви Калнышевского, которые были в свое время сделаны нашим земляком, выдающимся археологом Николаем Макаренко, и хранятся  в Институте истории материальной культуры  Российской академии наук в Санкт-Петербурге?» Ответ на этот вопрос, скорее всего, банально прост. Кому-то не терпелось побыстрее отрапортовать Президенту о том, что церковь возрождена и выглядит теперь «як нова копійка».

Магия не помогла

В ноябре 2008 года Комитет по Госпремии Украины в области архитектуры получил от Сумского областного отделения Союза архитекторов Украины (председатель Борис Бурячков) представление о выдвижении на Госпремию 2009 года архитектора Анатолия Дейнеки, автора проекта восстановления Свято-Троицкого храма в селе Пустовойтовка, и Александра Дрогала, директора ЧП «ДАС»-фирмы подрядчика  строительства храма.  Несмотря на некоторую странность этого документа, главные исполнители «президентского» объекта  все же  были включены в список соискателей.   Странность же заключалась в том, что, во-первых,  забыли об авторских колективах и проектных институтах ( в архитектурной среде это считается моветоном),  а, во-вторых, не совсем было понятно место в творческом конкурсе  подрядчика,  ведь его задача заключалась только в том, чтобы добросовестно построить объект по уже утвержденному проекту.

Надо сказать, что процедура выдвижения на соискание премии – достаточно демократична. Вот выписка из Положения о Госпремии в области архитектуры: «Работы, допущенные к участию в конкурсе на соискание Государственной премии, обсуждаются на собраниях общественности, в трудовых и учебных коллективах, на заседаниях научно-технических, ученых и художественных советов, в творческих и других общественных организациях. Средства массовой информации способствуют освещению обсуждения конкурсных работ. Материалы обсуждения, рецензии, замечания и предложения направляются в Комитет, который принимает их к рассмотрению до 1 апреля, и учитываются при принятии решения о присуждении Государственной премии». Ничего из этого перечня в области сделано не было. И понятно почему. Что заявило бы, например,  «собрание общественности»? «Как, уничтожили в Пустовойтовке памятники  архитектуры и археологии, а им за это еще и Госпремию?!» На что же рассчитывало тогда руководство Сумского отделения Союза архитекторов и их «протеже»?  Да, наверно, только на то, что на  Комитет  магическое действие окажут слова «президентский объект».  Не оказали.

Принципиальная ошибка

Случившееся мы попросили прокомментировать дважды лауреата Госпремий Украины в области архитектуры Владимира Быкова. «Чтобы понять значение этого действительно скандального провала, — говорит он, — нужно вспомнить об истории присуждения Госпремий сумским объектам за последние 20 лет. Она делится, как бы на два этапа. Первый — премия Совета Министров СССР, которая приравнивается к Госпремии, за реализацию генерального  плана города Сумы, где функции «дирижера» выполнял тогда Михаил Афанасьевич Лушпа, сам по образованию архитектор. Затем была Госпремия Украины имени Т.Шевченко за решение внутренних интерьеров театра имени Щепкина (мозаичное панно «Жар-птица»), второе место во Всесоюзном архитектурном конкурсе занял детский парк «Сказка». В 1998 году  мы получили  первую Госпремию Украины за реабилитацию историко-архитектурной среды  города Глухова. Затем Ахтырка вошла в число финалистов-соискателей  с  подобной темой,  но набрала только 50% голосов из 75%, необходимых для победы. Одного-двух голосов не хватило, чтобы получить премию за реконструкцию улицы Соборной в Сумах.  Зато позже мы взяли «реванш», и  Госпремиями были отмечены  ландшафтная архитектура частной загородной усадьбы в селе Таранское Конотопскогорайона, стадион «Юбилейный» (2004 г.) и комплекс сооружений УАБД  (2005 год).  Иначе говоря, Сумская область в течение двух десятков лет активно развивалась в архитектурно-градостроительном плане, и даже проекты, не получившие госпремий, долгое время оставались в центре внимания архитекторов и строителей Украины, как образец для подражания. Присуждение госпремий – это показатель градостроительной и архитектурной политики в регионе, поэтому представление на лауреатство   всегда имело серьезную подготовительную базу на уровне губернатора и его  заместителя.  Что же  касается пустовойтовского Свято-Троицкого храма, то, насколько мне известно, облгосадминистрация ничего о намерениях местного отделения Союза архитекторов не знала,  и выдвижение носило закрытый, кулуарный характер. Достаточно сказать, что оно, по-моему,  прошло даже мимо члена правления Союза, главного архитектора области, а, может, и с его молчаливого согласия… Но это не главное. С моей точки зрения,  принципиальной  ошибкой было выдвижение на премию церкви, потерявшей после восстановления свою автентичность и, кстати,  еще не законченной, без иконостаса, что очень важно, отдельно от всего Национального историко-архитектурного комплекса «Посулля».  А он ценен тем, что включает в себя и курганы, и экологически чистую  зону реки  Сула, и  музей Калнышевского, и  первый памятник Калнышевскому, и расположенную рядом церковь, построенную в 1906 году.  И этот список можно расширять и расширять.  Если бы пошли таким путем, полностью показали общую  градостроительную  ситуацию, то, уверен,  не было бы и такого полного нулевого результата. Правда, тогда пришлось бы расширить список соискателей*. В данном случае можно сказать, что те, кто готовил документы для Комитета, подвели и область, и Президента».

С этим нельзя не согласиться. Однако посмотрим на, провал с присуждением Госпремии за Свято-Троицкий храм еще шире и зададимся вопросами: «Почему с 2006 года вместо обещанной демократизации государственных и общественных институтов в стране воцарился еще более закрытый стиль их работы? Куда завела не только архитекторов Сумщины, но и всю страну политика массового «перетрахивания» кадров, в результате чего государственные и общественные институты возглавили слабые в профессиональном отношении люди, уже нанесшие Украине, ее экономике и историко-культурному наследию  непоправимый урон?» Вопросы – непростые, но искать  ответы на них нужно, иначе нам никогда не вырваться из-под крышки того «резервуара» псевдодемократии, в который мы сами же себя загнали, и где нет ничего кроме торричеллиевой пустоты.**  

*Размер Госпремии в области архитектуры составляет 100 тыс. грн. – Ред. 

** Торричеллиева пустота — безвоздушное пространство над свободной поверхностью жидкости в закрытом сверху резервуаре.

 
« Cтворення євро клубу для молодого покоління   В Ромнах участковая медсестра спасла 9-месячную девочку от пьяной матери, которую раздражал детский плач. »

Вход на сайт

Последее на форуме:

(для зарегистрированных)